Тропический мороз

В жизни наших героев произошло важное событие: они вышли на лед.

Каждый, кто первый раз выходит на лед, знает, какое это искусство удержаться на ногах, какое чувство уважения испытывает новичок ко всем, кто стремительно летит вперед и не падает.

Когда Одноух шлепнулся, ему показалось, что Земля перевернулась. Он моментально развязал зубами шнурки, скинул ботинки, вцепился когтями в лед. Кто-то подтолкнул неудачника сзади, и он проехал десяток метров, оставив на льду глубокие царапины.

Дыркорыл тоже струсил, снял ботинки и вдруг легко и плавно заскользил на острие копыт.

Ребята ахнули: вот это фигурист, собственные лезвия изобрел!

Дыркорыл катил и катил, никак не мог остановиться. На него надвигалось толстое дерево. Пришлось тормозить четырьмя лапами и пятачком.

Тормозить по-настоящему ребята его научили. И делать повороты. И ехать задом наперед. На коньках, конечно. Не станешь ведь точить каждый день собственные копыта.

Талантливый оказался фигурист, не из пугливых.

А Одноух долго привыкал к конькам. Сделает два шага и робеет падает. Ребята берут его под лапы, разгонят и отпускают. Одноух зажмуривает глаза, летит вперед. Раз - и шишка!

Не одну шишку набил Одноух, пока стал конькобежцем.

А любой конькобежец, почувствовав себя уверенно на льду, сразу же становится хоккеистом. Два обыкновенных предмета - клюшка и шайба неузнаваемо преображают человека. У него появляется важная цель: забить шайбу!

Одноуха словно подменили: он как тигр бросался к чужим воротам, сшибал противников, одну за другой ломал клюшки.

Дыркорыл избрал другие приемы: быстроту в беге, виртуозность, неожиданные броски. В азарте игры никто не замечал, как здорово помогает ему вертящийся пропеллером хвост.

Отличная получилась пара нападающих!

В воскресенье играли дворовые команды. Мороз не остановил болельщиков, у катка собрались и ребята, и взрослые. Команды были сборные: честь двора защищали игроки от первого до седьмого классов.

Свисток!

И тотчас определились лидеры. В одной команде - грозный Вага с самодельной тяжеленной клюшкой, в другой - лихие первоклассники Одноух и Дыркорыл. Вага, опытный игрок, с ходу сделал несколько голов. Но он хотел быть героем, играл один, не обращая внимания на свою команду и на сердитые реплики отца.

Одноух и Дыркорыл атаковали вместе. Один применял силовые приемы, второй подхватывал шайбу и бил. Бил из любого положения. Бил клюшкой, коньком, пятачком.

И забил именно пятачком, лежа перед чужими воротами, решающую шайбу.

Болельщики кричали и спорили, обсуждая необычный гол. Но в каких правилах сказано, что нельзя подправить шайбу носом?!

Вага рассердился, стукнул Одноуха и был удален. Вместо него на поле вышел Вага-старший, отдал приказ своей команде: "Будем играть дружно!"

От толстого повара чужие игроки отлетали, как горох от стенки. Но отец Ваги был в валенках, бегал неуклюже, и ребята опережали его.

Вслед за поваром на поле устремились другие отцы. На минуту брали у сыновей клюшку и увлекались игрой. Вскоре основной состав был оттеснен за барьер, превратился в болельщиков.

Трещали клюшки и ворота. Игроки сбросили пальто, полушубки, шапки. Двор стеной шел на двор.

- Товарищи, что происходит? - прозвучал строгий голос Тамары Константиновны. - Такой мороз, а ребята без пальто.

- Какой мороз? - удивился отец Ваги, вытирая пот со лба. Тропическая жара, дышать нечем!

- Точно, Тамара Константиновна, - подтвердили Одноух и Дыркорыл, стуча зубами. - Тропический мороз...

- Они схватят воспаление легких! - предупредила Тамара Константиновна.

Нехлебов смутился, пробормотал:

- Совсем мужики впали в детство... - Накинул на Одноуха и Дыркорыла полушубок, схватил их в охапку, побежал к подъезду. - Сейчас же под горячий душ!..

Отец Ваги пощупал уши сына, нахлобучил на него свою шапку.

- И верно - мороз. Пошли оттаивать...

А больше всех, пожалуй, замерз одинокий болельщик на дереве.

В азарте игры о Картине все забыли. Да и что она могла? Клюшку клювом не удержишь, а уж о коньках и думать нечего.

Картина очень обрадовалась, когда услышала призыв из форточки: пора домой!

В ванной наши нападающие распарились, с удовольствием вспоминали забитые голы.

- Скажи, - спросил Одноух отца, - а это хорошо - впадать в детство?

Нехлебов рассмеялся:

- Замечательно! Подрастешь - узнаешь. Только теперь будем играть вместе.

А Картина, как ни старалась, не могла вспомнить свое детство. Как она выглядела? Маленькой глупой вороной? Трудно себе представить... Ведь это было почти двести лет назад.

И ей очень захотелось вернуться в свое детство. Но что для этого сделать? Может быть, поступить в первый класс?