Весеннее настроение

Весна снижает оценки даже у отличников.

В дневниках погоды, который каждый день ведут школьники, светит вовсю солнце, увеличивается долгота дня, но времени на уроки почему-то не хватает. Рядом с пятерками появляются четверки и даже трояки.

Дыркорыл каждое утро встречал с какой-то особой радостью, бежал с хорошим настроением в школу, а Одноух, наоборот, еле передвигал ноги, тер лапкой красные глаза, зевал на уроках.

- Ты спишь на ходу? - спросил на перемене Дыркорыл приятеля и дал ему подножку. - Не видишь - Ирка идет?

Ира сидит на парте перед нашими отличниками.

У нее такая длинная пушистая коса, что Одноух иногда не выдерживал, дергал тихонько - привет, мол; но Ирка на него ни разу не пожаловалась.

Дыркорыл не позволял себе таких вольностей. А сейчас почему-то обратил на Ирку внимание: такая была она солнечная и сияющая у раскрытого окна.

От подножки Одноух растянулся на полу, Ира улыбнулась, а Дыркорыл вдруг почувствовал, как бешено стучит его сердце.

С этой минуты Дыркорыл стал совершать неожиданные поступки.

Он вызвался идти за хлебом, хотя очередь была Одноуха. Тот немедленно согласился, прилег на мягкий диван.

В магазине Дырк не подошел к прилавку с хлебом, а замер у стеклянной витрины, наблюдая, не идет ли по улице Ира.

Она прошла мимо витрины. Дыркорыл выскользнул из магазина, с равнодушным видом поплелся за девчонкой.

Видит: стоит Ира посреди двора и, задрав голову, смотрит в небо. Дыркорыл тоже задрал свой пятак и не заметил ничего особенного - ни вертолета, ни воробья, ни знакомой Картины, ничего, кроме слепящего солнца.

Дыркорыл стукнул девочку по плечу:

- Ты чего, Ирка?

Она оглянулась, засмеялась: "Ничего!" - и побежала за дерзким поросенком.

Они стали бегать и прыгать как сумасшедшие. А за ними какой-то мальчишка увязался. Он размахивал руками и кричал: "Я вот вам... я вот вам..." И все они хохотали.

Дыркорыл взбежал на горку и прыгнул вниз.

Искры брызнули из глаз. На мгновение прыгун даже потерял сознание. Но тут же вскочил, побежал опять прыгать.

А Ира опять смотрит в небо. Там, в самой вышине, парит белоснежная птица.

- Это Картина? - спрашивает девочка. И после кивка Дыркорыла продолжает: - Так я завидую вам! Приятно иметь такого друга.

Дыркорыл чуть не брякнул: "А со мной разве не интересно дружить?"

Но вместо этого закричал в самое небо:

- Картина! Картина! Спускайся! Давай с нами играть!

Картина не обращала на них никакого внимания, продолжая кружить в лучах заходящего солнца. Сейчас она была розовой вороной.

- Что с ней? - спросила девочка. - Она не слушает тебя?

Дыркорыл лишь вздохнул, не понимая, что случилось с его приятельницей.

Картина прекрасно наблюдала все сверху, слышала летящие голоса и делала вид, что ничего не замечает. Конечно, можно и поиграть с девочкой и мальчиком. Но разве это решит самую важную для нее проблему? Как побороть в себе десятилетия гордого одиночества? Как быть полезной людям? Как стать счастливой?

Картина думала, думала и ничего не могла придумать...

Иру окликнули, она ушла домой.

Дыркорыл долго стоял посреди двора и смотрел на Ирины окна. Ему казалось, что она вот-вот выйдет и снова начнется веселая карусель бега. Но Ира не вышла.

Хлеб Дыркорыл прозевал: магазин закрылся.

Отец, конечно, сделал выговор Одноуху. Тот, лежа на диване, приоткрыл один глаз, сказал:

- Я не виноват. Просто Дыркорыл влюбился.

Дыркорыл подпрыгнул на месте, покраснел до самого кончика хвоста.

- Я пробежал тысячу километров, пока ты спал, а хлеба нигде нет.

- Влюбленный поросенок, - хихикнул Одноух. - Сотри грязь с пятачка.

- Дохлый заяц! - не выдержал Дыркорыл, дернув обидчика за ухо.

Одноух вскочил, принял боксерскую позу:

- За зайца ответишь!

Драчунов разнял Нехлебов. И объяснил, что влюбленным имеет право быть каждый, кто не дерется, не ругается и вовремя учит уроки. Но сейчас - луна уже светит в окно, а в дневниках еще не нарисовано солнце.

Одноух пробудился от спячки. Он писал в тетради и с тоской поглядывал на луну. Так приятно запахнет скоро свежей зеленью. Покататься бы сейчас по траве, поточить о молодую кору зубы. Может, и ему в кого-нибудь влюбиться, стать благородным и чуть сумасшедшим человеком? Но в кого?

Одноух зевнул, огляделся, увидел пустой балкон.

Сегодня все какие-то шальные. Даже Картина загулялась, не вернулась в свое гнездо.