РЭССИ — неуловимый друг

«Урри не знает ученых формул, но что бы вы делали без Урри! — философствовал главный администратор, внося чемодан в комнату. — В этой коробке — одна железная штука, которая, как я понимаю, стоит больше, чем все ваши идеи. Мик Урри своими руками добыл гениальное открытие. Для господина профессора. Для всей вашей науки». Размышляя так, Мик Урри, как обычно, не оченьто почтительно обращался к своим ученым коллегам.

Поставив чемодан-контрабас, Урри позвонил по видеотелефону.

— Это я, господин профессор, — бодро произнес он. — Привез то, что обещал.

— Оставь машину в приемной. Я жду тебя, — сказал хозяин.

Урри молча поклонился экрану. Щелкнул замками, откинул крышку чемодана, пристально оглядел лежащего там мальчика. Электронный мальчик был очень похож на настоящего, и все же это, как говорят ученые, машина, модель. Длинными руками достал Урри из футляра модель, аккуратно уложил на диван. «Железный, а теплый, — негромко, словно удивляясь, пробормотал Урри. — Мотор работает — значит, я хорошо довез».

Электронный мальчик лежал без движения — ресницы опущены, рубашка чуть смялась, на ногах потрепанные кеды. Вот эти-то кеды чуть смутили администратора: он увидел на подошвах треугольное клеймо: «Луч». Неужели электронные модели носят фабричные кеды? Впрочем, Урри свое дело сделал, в деталях разберется хозяин…

— Здравствуйте, господин профессор фон Круг.

Всякий раз, входя в доступный лишь избранным кабинет, главный администратор невольно робел и называл хозяина полным титулом. Кабинет был без окон: профессор любил полутьму.

Хозяин сидел за массивным столом, окруженный экранами, телефонами, пультами. Тонкие нервные пальцы фон Круга, как обычно, на кнопках настройки. За спиной профессора во всю стену декоративный ковер: переплетение гибких, сильных тел, рога, клыки, когти, хвосты — тысячи и тысячи экзотических животных, уничтоженных человечеством.

— Садись, Урри, — сказал фон Круг, не отрываясь от экрана, на котором четко был виден диван с лежащим мальчиком. — Подробности изложишь позже. Я хочу посмотреть, что за модель ты привез.

— Что было заказано, — бесстрастно доложил администратор, испытывая спиной прочность кубического кресла. — Это модель типа «Электроник». А проще — обыкновенный железный мальчишка.

— Ну конечно, Урри, я не сомневаюсь в своей точности. — Профессор едва заметно поморщился: он не хотел повторять подробности деликатного задания. — Важна первая реакция машины на незнакомую обстановку. Понятно?

Мальчик лежал не шевелясь, в той же позе, в какой его оставил Урри. Прошло несколько минут — несколько минут в напряженном рабочем дне профессора. Фон Круг вопросительно смотрел на помощника. Разведенные руки Урри свидетельствовали: сделано все, что можно, дальше должна вмешаться наука.

Профессор нажал на одну из кнопок, и в комнату, где находилась модель, въехал металлический ящик, подкатил на колесиках к дивану. Красный глаз уставился в лицо спящему. Из корпуса выполз гибкий прут, коснулся обнаженной руки.

Мальчик вздрогнул. Веки на мгновение поднялись и сомкнулись. Губы чуть заметно шевелились. Профессор усилил звук.

— Рэсси, Рэсси, ты могуч… — Тишину кабинета прорезал жаркий шепот. — Ты, Рэсси, гоняешь стаи туч… — Экран крупно показывал ленивые, будто через силу открывающиеся губы модели. — Ты гу-ля-ешь, Рэсси, в море… Всюду веешь на про-сто-ре…

Профессор внимательно смотрел на экран.

— Кого он призывает? Похоже на рифмованный машинный бред.

А тот, кого призывал лежащий без сознания, в ту же секунду услышал свое имя и, изменив направление, помчался через цветочные клумбы к особняку…

Электрический прут машины пустил более сильный заряд тока.

Мальчишка внезапно сел, увидел направленный на него машинный глаз, забарабанил руками и ногами по дивану, закричал:

— Не хочу! Уходи! — И потом совсем непонятные слова: — Не боишься никого, даже черта самого! — и снова упал на диван.

Фон Круг нахмурился, встал из-за стола.

— Это напоминает мне систему свободного воспитания. Именно ее воспроизводит данная модель…

Профессор направился в соседнюю комнату. Он обращался не к Урри, который застыл в кресле, а к самому себе:

— Доктор Эссен выписал себе племянников из Англии… Его предупреждали, что дети обучены в модном стиле свободного воспитания, но доктор не обратил на это внимания. За первым же обедом юные родственники забросали стены свежими томатами… А когда дядюшка попытался открыть рот, ему в голову угодила тарелка… Итак, чем все это грозит мне?..

— Молодежь, — только и успел сказать вслед фон Кругу его помощник.

Мик Урри видел на экране, как профессор с минуту пристально смотрел сквозь темные очки на притихшую модель. Потом легким движением руки коснулся волос, подбородка машины… Внезапно дернул рукой, отскочил и почти бегом, оглядываясь через плечо, двинулся к двери.

Такой странной походки у хозяина Урри еще не видел. Он не успел сообразить, что произошло, но на всякий случай встал с кресла, вытянул руки по швам.

— Что ты привез? — каким-то хриплым, чужим и, как показалось Урри, зловещим голосом произнес профессор, вырастая в дверях. — Я спрашиваю тебя, Мик Теодор Макс Урри! Кого ты привез?

Мик Урри, которого впервые в жизни назвали полным именем, мужественно смотрел в бездонно-темные очки хозяина.